friend_horatio (friend_horatio) wrote,
friend_horatio
friend_horatio

Categories:

В защиту Fifty Shades of Grey

Моего жизненного времени обычно на бестселлеры не хватает, тем более эротические. Я читаю научную фантастику, чтобы не бродить по одному этажу здания, а вылезть на крышу и увидеть больше, а если повезет, попасть в другие измерения. Еще читаю профессиональные статьи, потому что наука о питании непрерывно развивается. Реалистическую прозу – читаю крайне редко и обязательно высокохудожественную, чтобы чему-нибудь научиться.

“Fifty Shades of Grey” я открыла исключительно из вежливости - книжку мне  подарили на НГ, и я собиралась ее быстро пролистать, чтобы при случае сказать о ней что-нибудь дарителю.
Сама дарительница, высокоученый филолог, сноб настолько, что не читает даже мои произведения, несмотря на то, что я – ее непосредственный начальник, купила ее только из-за сообщения ABC News, что книжка штормит многие семьи. Что это за семья, которую может штормить книжка? "Мало ли что можно в книжке намолоть?" - подумала она. 


И еще она решила узнать, найдет ли в бульварной литературе, что-нибудь новое для себя. Что интересно, что нашла. И, наконец, нам обеим стало интересно, почему книга расходится быстрее, чем «Гарри Поттер», несмотря на столь нелестные отзывы.

«Плохо написано», «Примитивно», «Это не литература , а готовая инструкция для начинающих садо-мазохистов», «Нет сюжета». «Зачем читать эту дешевку?», «Роман ни о чем»», «Слишком много секса», «Слишком мало секса», «Если вам нужно садо-мазо, читайте "Историю О''» , «Где был редактор? Сплошные повторы. Что слов других нет?» «Это не литература!!!»

Повторы
Это не просто литературный прием, а настоящая находка. Именно благодаря повторам, читатель попадает в состояние героини и примеривает на себя все происходящее. Конечно, при условии, что читателю этого хочется и он ценит подарок автора – возможность побыть кем-то другим или вспомнить себя в этом состоянии, и тогда - текст электризует, и миллионные тиражи свидетельствуют о том, что многих.
"Он нахмурился", "Он склонил голову набок", "Он ухмыльнулся", '' Его глаза потемнели» - так часто повторяется, потому, что героиня следит за его состоянием, отмечает малейшее изменение его настроения, как это делают влюбленные женщины, в данном случае пытаясь анализировать ситуацию и приспособиться к вниманию «самого завидного холостяка». Да, она повторяет много раз - "как он красив", но он действительно красив все то время, что она его видит, интервьюирует или вспоминает. Его красота деморализует, обезоруживает, тревожит, возбуждает, перехватывает контроль, и это – непрерывный процесс.
Он каждый раз говорит ей, что у нее прекрасная кожа, и это действительно то, что ему хочется сказать, когда он ее видит голой, и этого не бывает мало, а слова эти никогда не надоедают, и тут вряд ли требуется разнообразие.
Все это - соответствует замыслу автора:  она отметила в интервью, что смысл - в вопросе - что вы будете делать, если окажетесь в ситуации, которая вынудит вас  изменить своей сути, получив возможность быть рядом с любимым, «самым завидным холостяком», и в придачу -  все, что можно купить за деньги.

Примитивность эротических сцен
Слушайте, если вы уже читаете эротический роман, то вам действительно нужны красивые метафоры и иносказательное описание оргазма? Или кто-то во время секса хриплым голосом определяет свое состояние, обращаясь к аллюзиям или другим высокохудожественным приемам?

Штормит семьи
Дело не столь в том, что садо-мазо, возможно популярнее, чем принято предполагать, а в том, что в книге показано несвойственное многим отношение к сексу: ему уделяется время, каждый раз пишется другой сценарий, условия долго и подробно обговариваются, что само по себе вставляет, подбирается музыка и игрушки, чтобы извлечь и доставить максимум кайфа и достичь высшей точки наслаждения.
Но этот максимум кайфа влечет за собой потерю контроля.
Полагаю, что большинство людей могут во время секса остановиться в любой момент: часть мозга все же контролирует обстановку, и если вдруг в процессе обвалится крыша или начнется пожар, то любовники прервутся и побегут спасаться. Герои же достигают того, чего многие сознательно избегают. Они теряют контроль. Они доводят себя до состояния, за которым следует, практически, потеря сознания. От кайфа, да. После этого вернуться к обычному, «ванильному» сексу будет не просто.

Книга ни о чем. Нет сюжета
murmele, мнение которой я высоко ценю, назвала это не столь литературой, сколь человеческим документом. Да, события описываются подробно, день за днем, даже час за часом. Но сюжет и заключается в развитии человеческих отношений - от робкого и неуклюжего знакомства до взрыва эмоций. Жаль, что многим этого недостаточно.

Насчет перевода
Я не понимаю, как это можно перевести и даже боюсь заглядывать в русскую версию. Но подозреваю, что  “Give it to me” и «Кончай сейчас» - это разные вещи. А «I don’t make love I fuck hard” - вообще непереводимо. Даже название теряет многомерность: оттенки поведения человека по фамилии Grey, который безнадежно ''fucked up'', оттенки его одежды и разнообразие ощущений от секса.

Сравнение с «Историей О»
Да полно! При всем уважении к автору и жанру в целом, О - это ноль. Она - никто. Безвольная игрушка, ''established submissive”. Она куда менее интересна, чем настоящая, живая, современная и очень реальная выпускница филологического факультета университета, которая из-за невозможности посоветоваться с кем-либо, обращается за поддержкой к любимым классическим героиням.

«Мало секса», «Много секса»
Для эротического романа - секса слишком мало. Для любовного - много. 
Возможно, эта книжка - жанр - сам по себе.
Кстати, коллега, которая подарила мне книгу, решила не читать продолжение, потому что ей жалко времени на бульварную литературу, но, тем не менее, попросила,  чтобы я прочла остальные две и все ей рассказала. Друзья, которые плевались во время чтения и критиковали все, что можно, почему-то захотели перечитать «Тэсс из рода д’Эрбервиллей», и пересмотреть фильм «The Graduate”, откуда пришло имя взрослой соблазнительницы миссис Робинсон.

«Не литература»
Хотя жанр «человеческий документ» уже сам по себе имеет право на существование, но по определению Б. Стругацкого, «Литература ничему не должна учить, она должна вызывать максимум сопереживания».
Можно ли не сопереживать героине, которая предпочитает остаться собой, буквально умирая от горя.
Можно ли не сопереживать внутреннему конфликту мистера Грея? Богатый, талантливый, властный, гордый, самоуверенный, и очень красивый человек, трагически зависим от сексуальных предпочтений, от рабыни, -  он несчастен, как любой зависимый человек. И ему придется либо "сортировать свое дерьмо", отделить любовь от сексуальных предпочтений, либо продолжить поиск идеальной рабыни.

А если текст вызывает сопереживание, то это - литература.

Tags: впечатление
Subscribe

  • (no subject)

    О, классно как! Меньше, чем за месяц моя новая книжка скакнула на третье место ( с четырехсотого) в своем жанре. И спасибо за отзывы! Написали, что…

  • (no subject)

    Всю зиму я писала книгу о еде. Книга получилась удивительная -- возможно, самая необыкновенная из всех существующих книг о еде. Я решила дать ей…

  • (no subject)

    Вот я даю ссылку на свою статью об оливье -- там все о салате. А в конце статьи -- ссылка на новую книгу о еде "Человек поедающий" -- там…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments

  • (no subject)

    О, классно как! Меньше, чем за месяц моя новая книжка скакнула на третье место ( с четырехсотого) в своем жанре. И спасибо за отзывы! Написали, что…

  • (no subject)

    Всю зиму я писала книгу о еде. Книга получилась удивительная -- возможно, самая необыкновенная из всех существующих книг о еде. Я решила дать ей…

  • (no subject)

    Вот я даю ссылку на свою статью об оливье -- там все о салате. А в конце статьи -- ссылка на новую книгу о еде "Человек поедающий" -- там…