friend_horatio (friend_horatio) wrote,
friend_horatio
friend_horatio

Categories:

Волшебница - 5

Предыдущие посты


Я была довольна собой - настоящее мастерство предполагает максимальный эффект при минимальных затратах. Мои учителя из школы волшебников гордились бы мной. К концу месяца мы уже пойдем смотреть зал, ремонт будет идти полным ходом, новый хозяин представит нам администрацию ресторана. Еще через две недели мы утвердим меню, буквально копию ресторана Auber, XIX века: таймень а-ля Шамбор, филе де беф а-ля Жардиньер, котлеты из ершей а-ля финансьер, заливную стерлядь, блины с икрой, оленину на рейнвейне и фаршированные рябчики с трюфелями под раковым соусом. От седла дикой козы а-ля гранд с соусом Пергюль мы откажемся. Добавим пунш Ромен, фондю с артишоками и спаржу с крушонами. Ну, и конечно, крем-брюле Принцез и пломбир с абрикосами.


Агнешка будет полностью полагаться на меня в этом вопросе, а Макс, его мать, сестра и две кузины будут растерянно моргать. Я позже объясню Агнешке, что повар никогда не готовил седло дикой козы, а о соусе Пергюль знает только понаслышке, в то время как его приготовление требует серьезной практики. А сестра Макса спросит откуда я это знаю, и Агнешка, смутившись, объяснит ей, что я - хороший физиономист, и видно, заметила озадаченность на лице повара в момент обсуждения этого блюда. Они переглянутся в изумлении и пожмут плечами...Но это все ерунда... еще до этого мне предстоит несколько дней провести с этими дамами... и, боюсь, тут мне понадобится вся моя выдержка. Несколько крайне интенсивых дней.

Ради Агнешки мне придется нарушить завет великого волшебника Конфуция - "Избегай мероприятий требующих от тебя покупки новой одежды".

Мы еще не знакомы, но их волны уже настигают меня.. Уже несколько недель они разглядывают каталоги и обсуждают прически и платья... Для них это удовольствие и развлечение. Они полагают, что раз я провела большую часть жизни в какой-то шотландской дыре, то ничего не смыслю в нарядах, прическах, украшениях и косметике, и уже решили взять надо мной шефство. Какая скука! Волшебники могут видеть грани человека, их соприкосновение и возможное взаимодействие с гранями других, настраиваться на его волны, вплетать его в свое кружево или наоборот - выдергивать из него, как ненужную нитку. Что нам его одежда? Но мне придется играть в их игру - коснуться лица, сделать морщинки у глаз, потом чуть тронуть малым волшебством, чтобы быть похожей на треснувший дорогой фарфор, а потом идти к визажисту все это замазывать.
Но мать жениха уже договорилась с модным салоном. Полдня придется убить на пробные макияж и прическу, а потом еще в день свадьбы потратить на это все утро.
Я буду терпеть ради Агнешки.

''Ты должна выглядеть на свой возраст. Ну, пусть несколько молодо для своих лет'', -потребовала племянница. - Но не так как сейчас. Макс уже успел удивиться. Я объяснила ему, что в вашем Дамфрисе – простая жизнь, свежий воздух, отсутствие стресса и деревенские продукты – делают чудеса – у вас все так выглядят''.

***

И еще одно скучнейшее занятие - выбирать нарядное платье. Правда, мы с Агнешкой уже заглянули в пару магазинов. Мне приглянулось длинное фиолетовое платье с легкой прозрачной шалью. ''Извини, но в этом наряде ты похожа именно на волшебницу'', - заявила Агнешка. ''Выбери что-нибудь другое, нормальное.'' Черт. Как я этого не люблю. Но если не найду ничего подходящего, мне придется провести еще день в обществе чересчур отзывчивых родственниц жениха. Впрочем, любое скучное дело можно превратить в развлечение и узнать, нет ли у этих дам каких-нибудь тайн.

У входа в магазин я столкнулась с ним. Он сначала рассеянно кивнул, потом остановился, проводил меня глазами и, наконец, догнал.
-- Простите. Это я, хозяин холла, Виктор. Мне кажется, что когда я вас встречаю, мне везет, - сказал он серьезно.
-- Вот как! – сказала я равнодушным тоном.
-- В первый раз я увидел вас у причала, и в этот же день заключил отличную сделку - договорился о покупке здания в Мозаичном переулке. И все прошло, как по маслу - цена была для быстрой продажи, все нужные люди оказались на своих местах - отвечали на первый же звонок, даже хватали трубки - такое у меня создалось впечатление – адвокат, нотариусы, банкир... А по заключении сделки, не успел я подумать, что хорошо бы открыть праздничный холл каким-нибудь шумным торжеством, сразу же появились вы в сопровождении молодых людей, которые подыскивали ресторан для свадьбы...
-- Я рада, что встреча со мной ассоциируется с чем-то приятным, - ответила я сдержанно.
-- И я вас не подведу! – продолжил он. – У меня, правда, нет опыта в ресторанном бизнесе, но я нанял лучших менеджеров и поваров. Попросту перекупил их.
-- Я не сомневаюсь в успехе, - опять ответила я сухо.
-- А знаете, что я подумал, увидев вас? - продолжал он ничуть не смущенный моей холодностью. -- Что вам не подходит эта одежда, уж, извините. Майка, шорты и кроссовки – одежда для походных женщин... ну, знаете... такие женщины... их можно сложить пополам, взять подмышку и пойти с ними в поход. А вы ... вы - праздничная женщина, на выход. Вас просто так не свернешь.

Я не выдержала и прыснула.

-- Но в этой одежде вы выглядите как бриллиант в мешковине, - продолжал он, ободренный моим смехом. – А разрешите пригласить вас на чашку кофе? Я не такой дурак, чтобы встретив госпожу Удачу, не попытаться продлить эту встречу.

Эх, я его правильно выбрала, но недооценила. С его-то обаянием и чутьем, да заниматься такой ерундой, как финансовые операции! Я согласилась выпить с ним кофе. Просто так
Мы отправились в кафе, которое существовало, кажется, всегда – оно почти не изменилось со времен моего детства. Виктор поведал, что в этом кафе познакомились его родители, и он полагает его счастливым, и всегда приходит сюда, когда в жизни происходят важные изменения.

Я прекрасно знала о его изменениях. Она, та самая женщина, миловидная, но обыкновенная, сегодня согласилась к нему переехать. Я даже знала, что она сейчас сидит перед пыльным зеркалом, глаза ее опухли от слез, а нос покраснел. Она курит одну сигарету за другой и просит… о, нет, она почти молится о знаке, подтверждающем правильность ее решения. Рядом лежит разорванный лист бумаги, где она написала все ''за'' и ''против''. В колонке «за» - он обеспечен, влюблен, ей скоро тридцать - и шансы ее на семью уменьшаются с каждым годом, он нравится ее родителям, – список довольно длинен. В колонке «против» - только две записи – «я его не люблю» и «вдруг Ник бросит свою М. и мы будем вместе». Под буквой М – подразумевалась мымра.

Если бы я не была волшебницей, то он, наверно, вызывал бы у меня жалость или презрение. Сегодня утром они проснулись вместе. Ей приснился Ник, ее бывший возлюбленный, и она плакала. ''Что, опять он снился?'' – сочувственно спросил Виктор, и твердо сказал: ''Ничего, он далеко. И это когда-нибудь пройдет''. А потом домработница принесла им завтрак в постель. И она выпила свежевыжатого соку и съела омлет с горячей булочкой. На душе ее полегчало, и он асогласилась к нему переехать. Она даже не считает нужным скрывать, что любит другого, а он все равно хочет на ней жениться несмотря на…
Что может двигать человеком, который хочет жениться на женщине, зная, что она его совсем не любит – раз, что она любит другого – два, и что пустота в ее душе необратима последствиями – три. На что он рассчитывает? Ведь он умный, деятельный, интересный мужчина, богатый, в конце концов! У него есть только два «за» - он ее любит, и ее одобряют родители. Остальное не важно.

-- А знаете, мой отец всегда хотел видеть меня владельцем серьезного бизнеса, - говорит он…

Ах, да, отец!
Впрочем, сейчас мне на руку его желание заслужить одобрение отца, поэтому я промолчу.

***

У моих родителей не было подобных амбиций. Они хотели для меня, всего лишь, стабильности.
У меня были хорошие добрые родители. Они учили меня всему, что знали сами. Папа читал классиков и меня научил. Папа выписывал понравившиеся фразы из книг в толстую тетрадь, и я стала делать так же. Правда, все выписки в моих тетрадях были о волшебниках и волшебницах. В комнате был шкаф с книгами, полки гнулись под тяжестью. ''Человек должен жить окруженный книгами. Быть среди них - хорошо для души'' - говорил папа.
Гюго, Бернс, Гончаров.
Мама учила домашнему хозяйству. Посуда. Котлеты. Веник. Пыль. Хрусталь. Выбивание ковров. Это было значительно скучнее, чем читать.
Девочка, кем ты хочешь быть, когда вырастешь?
Волшебницей.
Сначала все улыбались в ответ.
Улыбки я воспринимала как знак одобрения.
Но потом взрослые больше хмурились. Кроме шуток, тебе какая профессия нравится? Может, ты хочешь стать инженером как папа? Технологом по общественному питанию как мама? Портнихой как бабушка? А может учительницей как Элина Зиновьевна? Врачом, как участковый педиатр по фамилии Единая? Да? Будешь детским доктором?
Нет, я хочу быть волшебницей. Для взрослых, - я настаивала.

Папа как-то сказал на прогулке:

-- Посмотри сколько людей вокруг. Это хорошие, нормальные, и, в общей массе, порядочные люди. Живут себе, работают - врачи, инженеры, продавцы, водители троллейбусов, управдомы и завмаги. Но среди них нет ни одного волшебника.
-- Почему? Разве им не хочется чудес?
-- Думаю, что хочется. Даже очень хочется. Возможно, их даже объединяет общее желание чудес. Но для этого требуется особый дар. А он редко встречается. Так что не думай об этом. Можно жить спокойно и счастливо, не будучи волшебником. Работать, растить детей, читать книги, проводить время с друзьями, летом ездить на море. Кстати, скоро лето… Соберемся и поедем. В жизни много интересного и без волшебства.
-- Ты думаешь, у меня нет к этому способностей?
-- Думаю, их наличие маловероятно. К тому же, это требует усердия и трудолюбия. А ты ни тем, ни другим особо не отличаешься. А профессия бухгалтера – хорошая, нужная профессия. Ты всегда будешь сидеть в теплом кабинете, у тебя будет отпуск, оплаченные больничные...
-- Но если я буду плохим бухгалтером?
-- Это гораздо лучше, чем быть плохим волшебником. Нет ничего хуже плохого волшебника. Да и на бухгалтера легче выучиться.

Простая логика его слов меня успокоила. Да, наверно, и правда, это невозможно, раз папа говорит. Тем более, что это так трудно. А папа знает, что говорит, он умный, вон, сколько книг прочитал. Правда, в папиных книгах ничего не было о волшебстве. Это были нормальные книги о нормальных, и, в массе своей, порядочных людях. Книги о волшебниках имелись только в детской библиотеке.
Но и они закончились – я перечитала их все по нескольку раз. А что делать дальше – было неясно.

Я неожиданно разболтаталась с Виктором.

-- Так вы пошли учиться на бухгалтера? – спросил он с недоверием. - Меньше всего вы похожи на бухгалтера.
-- А на кого я похожа, по-вашему?
-- Ну... На актрису, или музыканта...

Я не успела ответить, нас перебил невысокий плотный человек, в темном костюме – глаза у него были темные и колючие.
Он кивнул мне, и сказал Виктору: --Пойдем, водитель уже вернулся.
Тот неохотно поднялся. -- Это мой заместитель, - сообщил он мне, извинился, они отошли в сторону.

-- В какой бы одежде не пришла удача, никогда не следует заглядывать ей под юбку, - сказал ему заместитель тихо, но я услышала.

(Продолжение следует)
Tags: рассказы
Subscribe

  • (no subject)

    Я понимаю, что автору важно слушать себя, доверять себе, писать так, как чувствует и никого не слушать. У Горчева в журнале было, что мол, пусть хоть…

  • Шары

    Есть люди – мало того, что объемные, их еще и слишком много – они как гигантские воздушные разноцветные и очень яркие шары. Если их согреть, они…

  • о смыслах

    Ушла из нескольких тематических фото-обществ - они побуждали меня делать фотографии, которые имели смысл и ценность только внутри данного сообщества.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • (no subject)

    Я понимаю, что автору важно слушать себя, доверять себе, писать так, как чувствует и никого не слушать. У Горчева в журнале было, что мол, пусть хоть…

  • Шары

    Есть люди – мало того, что объемные, их еще и слишком много – они как гигантские воздушные разноцветные и очень яркие шары. Если их согреть, они…

  • о смыслах

    Ушла из нескольких тематических фото-обществ - они побуждали меня делать фотографии, которые имели смысл и ценность только внутри данного сообщества.…