January 17th, 2007

a doll

Месть куклы 2 или мои виртуальные подвалы

Месть Куклы 1 (открыт подзамочный пост)


Игрушка-кукла- женщина, красивая и яркая, лицо нарисованное, глаза большие,только грустные немного... платье элегантное и шляпа широкополая...сидела на полке среди других игрушек, зайцев, медвежат и клоунов, грустная такая- я долго любовался ею издали, ...а в тот день она меня увидела- улыбнулась как старому знакомому, поманила пальчиком и шепнула тихонько, что ей нестерпимо скучно среди зверюшек, а клоунов она оказывается недолюбливает с детства, а вот этот рыжий к ней придвигается все ближе и ближе....
Я взял ее в руки, я только хотел на другую полку переложить, подальше от наглого рыжего клоуна, а она вдруг так затрепетала в моей руке, заулыбалась, складки платья расправила...
Тогда я осмелел и просунул руку ей под платье, надел ее на пальцы, и- она вдруг ожила, заговорила со мной сладким голоском и пожаловалась, что мол все только смотрят на нее, любуются издали, а никто не подходит, а ей так не хватает вот таких рук как мои: сильных и ласковых.
И мне слова ее понравились: я приосанился, живот втянул, усы подкрутил...

Я быстро научился так двигать пальцами, чтобы ей удобно и приятно было в моих руках: она выгибала спинку как кошечка, покачивала бедрами соблазнительно, кокетливо склоняла голову на бок, она танцевала дивно и сказки рассказывала сладким голоском,- да так, что можно было обо всем на свете забыть с нею рядом...
Однажды я очнулся и заметил, что мы не одни: зрители сидят в зале и открыв рот смотрят на сцену, глаз с нее не спуская, а я внизу, за ширмой, рукой играю...
А в антрактах она всегда ластилась, в глаза мне заглядывала, расцветала от похвалы, говорила, что зрители все- ерунда, мишура и эффект побочный, а главное то- наше с ней единение... И все самолюбие мое подпитывала: что мое присутствие, ей как воздух необходимо... вот где бы она была, если бы я с полки ее не снял, пыль бы с нее не сдул,- она бы так и не узнала на что способна.

И я гордился ею, мне нравилось чувствовать себя таким важным и незаменимым, я старался как мог, ласкал ее под платьем, играл с нею, реплики подавал тихонько, чтобы зал не слышал, а она их уже повторяла громко... нам апплодировали, ей, вернее,- меня-то не было видно за ширмой. А ведь никто не знал, что это моя рука придает ей живость и грацию...мое присутствие делает ее красноречивой и яркой. Она, конечно, в конце каждого спектакля, кланяясь зрителям среди корзин с цветами, благодарила меня во всеуслышанье, только никто меня не видел и имени моего не знал... ну да это и неважно...мне игра эта по сердцу пришлась, и я сказал ей, что если какая-то моя трепотня находит себе применение и нравится зрителям в ее исполнении, то и вовсе ладно...

...ну не мог же я до конца жизни ее кукловодом быть! Мои руки умеют много чего: работать в саду, крышу латать, стены белить, качать детей, печь блины и ремонтировать автомобили...а играть куклой- всего лишь- незначительная забава... да, а для нее- это вся жизнь была... так она утверждала, говорила, что без меня, моей руки- она мертва...

...а публика все требовала ее выхода, и когда она успела подсесть на апплодисменты?...И ведь правда: я как с руки ее сброшу, - она беспомощной такой становится, жалкой, сникшей, озирается испуганно, лепечет что-то, придумывает разные способы, чтобы вернуть меня, ластится, надеется...я виноват, да, что надежду в ней эту подпитывал... нравилось мне себя незаменимым и важным чувствовать... и нравилось, что она без меня- тряпкой безжизненной становилась... пока сам не понял, что ее игрушкой стал, и плохо мне без ее слов ласковых, ее восторгов, ее тепла... и пальцы мои за ней тосковать стали...ах, как она от моего прикосновения с полоборота заводилась...но я подумал, что теперь вроде как приставкой ee стал, моторчиком, а дальше что?
(Продолжение следует)