September 20th, 2007

a doll

Энтони или Хоть один в штанах

- Ты вчера не позвонил...
- Я был на исповеди.
- Где?
- В церкви... Вспомнил, что я- католик...
- Чего это вдруг?
- Грехи подсобрались. У меня первый раз получилось исповедаться. Раньше я никак не мог говорить о важном в пустоту... у нас, католиков, ведь так...
- Но ведь это же гораздо легче...Как вирт.
- Ну кому как... Мне было бы приятнее видеть с кем говорю. А вообще добрый католик должен хотя бы раз в неделю исповедываться в грехах.
- Да что ты за неделю столько нагрешишь, что ли?
- Надо исповедываться даже в греховных мыслях.
- Ага, прекрасный способ контролировать паству... Подожди, а что именно считается грехом? Есть ли какие-нибудь четкие определения?
- Конечно есть. Все те же семь смертных: зависть, гордыня, чревоугодие, прелюбодеяние...Меня тоже интересовало является ли грехом...и какой тяжести...ну... с женщиной...
- И что?
- Священник  сказал, что если хотя бы один из двоих - в штанах, то чтобы они ни делали- грех не так велик. А вот если уже оба без штанов- то все... самый тяжкий, самый смертный...
- Ну не расстраивайся ты так. Уныние ведь тоже - один из семи. Ты мне лучше вот что скажи: завидовать мысленно или прелюбодействовать - это понятно, но неужели нельзя хотя бы мысленно много шоколадных тортов возжелать? ...Слушай, я, наверно, безгрешно неделю прожила...честно, даже мысли греховные не посещали...Это что же получается- я- такой скучный человек?
- А когда ты в последний раз в мыслях грешила?
- Интересно, что я этот последний раз прекрасно помню... очень явно выраженная греховная мысль меня посетила, подходит вполне под один из смертных. Рассказать что ли?

АПД: опечатка "сметный грех" исправлена, но не замолена.
 
a doll

(no subject)

Урра- урра! Редактору понравилась статья про еду, от которой красота и энергия.
Она сказала, что отредактирует ее под журнальный формат и пришлет мне в понедельник на утверждение. Хорошо бы еще знать что значит "журнальный формат".
Если бы вы знали как мне это хочется делать- в смысле про еду писать для больших масс. И как мне это легко! И до чего в кайф!
Неужели еще и платят за такое удовольствие?
a doll

Иллюзии Другого Города

Он сказал когда-то:
"В твоем доме- все очень вкусно, даже подсохший лимон, что на блюдечке в холодильнике- вкусен необыкновенно."
Еще бы! В доме все готовилось для него, и он это чувствовал. А остальные гости были только фоном и предлогом его увидеть.

В любом Другом Городе- мне мерещится его силуэт. Я сижу на скамейке лицом к фонтану, но знаю, что он сейчас идет по парковой аллее, и если я обернусь, то увижу его. Но я не оборачиваюсь, чтобы у него была возможность тихонько подойти и закрыть мне глаза ладонями. Я повременю немного, чтобы продлить этот момент, а потом назову его имя.
Он разожмет ладони и спросит:
- А как ты догадалась что это я?
- А кто же еще?- я удивлюсь.
Действительно- кто же еще?
В Моем Городе- я точно знаю, что его нет и никогда уже не будет.
В Моем Городе- я уже давно выплакала по нему все слезы.
В Моем Городе, в момент, когда пришло известие о том, что его нет, - все застыло, замерло, покрылось сначала тоненькой корочкой льда, а потом постепенно вмерзло в ледяную глыбу времени, которая никогда не расстает.
Никогда.
Я никогда не рассержусь на него.
Я никогда не буду его ревновать.
Я не могу даже разлюбить его или прогнать- потому что знаю, что его нет.
А в любом Другом Городе- я этого почему-то не знаю. Мне думается, что он тут живет. Да-да. В каждом Другом Городе, мне кажется, что он где-то тут живет. Просто переехал.
Если стоять у реки в Другом Городе и смотреть в воду, то его зыбкий расплывчатый силуэт появляется рядом с моим.
Можно так немножко постоять и посмотреть в воду, а потом пойти домой.
В Другом Городе тоже есть дом, в котором в холодильнике на блюдечке подсыхает очередной, нарезанный на кружочки лимон.