June 18th, 2008

a doll

(no subject)

Только встретив тех, кого не видел долгие годы , становится ясно как сам изменился, особенно если они остались прежними.

Она всегда влипала в неприятности из-за излишней доверчивости и чрезмерной восторженности. Потом по доброте своей, прощала людям, ставшим причиной этих неприятностей и зла не помнила.
Она всегда такой была: влипала, страдала, прощала, опять влипала. За эти годы она не научилась не влипать. Она продолжает влипать, страдать, прощать, опять влипать.
А мне неинтересно это. Я это уже проходила.
Она мне больше не интересна. И это жаль.

***
И он не изменился. Он никого никогда не любил. Его любили, - это бывало, себя любить он позволял. А сам- нет. Но любить хотел.
Но и тогда не понимал и сейчас не понимает как можно любить женщину дольше определенного срока. "Как можно через двадцать лет совместной жизни волноваться о том не жмет ли ей туфель? Как?"
А действительно как?

Если рассматривать женщину как источник удовольствия или эмоционального всплеска, необходимую жизненную принадлежность или составляющую самооценки, то она рано или поздно надоедает и требуется новая женщина.
А если "взять ее себе", то она и будет твоей, частью тебя. Чтобы с ней не происходило, как бы она не менялась- она твоя- и баста. Если ей жмет туфель, то и тебе жмет. Если ты что-то делаешь для нее- ты это делаешь для себя. Тебя от этого становится больше - и это главный кайф, потому что твоя женщина- становится постоянным мощным эмоциональным усилителем: радость твоя удваивается, хоть и горести тоже. Если ты попал под дождь, промок и замерз, то радуешься тому, что она сейчас дома и ей тепло,- и тебе это радостней, чем если бы самому было тепло. Мало того - тебе сейчас одновременно тепло и холодно. Ты вырос на размерность. Вот и все.
Можно ли этому научиться при желании? При очень большом желании?