January 13th, 2009

a doll

(no subject)

Опрокинула стакан горячего чая на ногу. Что удивительно, в момент опрокидывания сказала - fuck! а не какое-нибудь исконно русское ругательство.
От боли спать не могу. Опять меня атакует здоровая пища. Чай был зеленый.
Я знаю за что это мне. Статьи про холестерин, алкоголь и питание долгожителей зависли неоконченными, а я пишу фэнтези.
a doll

(no subject)

Ну, конечно, можно во всем найти кайф, как свинья свое болото.
Вот я лежу ошпаренная, вроде, да? Ботинок на ногу надеть не могу. Но это же прекрасный, прекрасный экскьюз целый день сидеть на диване с ноутбуком. И никто не придерется. И даже я сама к себе не придерусь.
a doll

Продолжение

Начало
Рассказывали, что когда мне было два месяца, ноги мои привязали к специальным распоркам, чтобы тазобедренные суставы правильно срослись. Завернутый таким образом младенец похож на треугольник. Тогда уже существовал более легкий и гуманный метод исправления этого недостатка, но мама и бабушка предпочли старый, проверенный.
Еще рассказывали, что первые несколько дней я очень жалобно плакала.
А дедушка крался ночью, чтобы с меня распорки эти снять.
- Папа, что ты делаешь? Нельзя снимать, она же хромая вырастет!
- Она вам не нужна хромая? Ну так откажитесь от нее!- кричал дедушка. - Я ее себе заберу! Она будет моя дочка! А мучать дитя не позволю.
Но я постепенно привыкла и орать по ночам перестала.

Через несколько месяцев распорки сняли. Ортопед сказал, что все в порядке.
Мама не поверила. Я делала первые шаги и ей все казалось, что я хромаю. Она таскала меня в ортопедический институт каждую неделю
- Доктор, проверьте еще раз.
- Все в порядке,- отвечал доктор.
- Но почему она покачивается при ходьбе?
- Потому что еще маленькая. Походка нетвердая.
- Нет, вы еще раз проверьте. Пожалуйста.
В очередной наш приход, ортопед написал огромными буквами на обложке медицинской карточки "РЕБЕНОК НЕ ХРОМАЕТ И НИКОГДА ХРОМАТЬ НЕ БУДЕТ".

Когда я училась в школе, была там одна девочка, классом младше. Очень красивая девочка, которая хромала именно таким образом. То ли врачи не заметили, то ли родители не поверили в необходимость этих распорок.
Мама мне все говорила: "Смотри, ты бы тоже так хромала".
Я смотрела.

Когда у меня родилась дочка, сказали, что все в порядке.
Мама не поверила и понесла ее к ортопеду.
Ортопед потвердил, что все в порядке.
Мама опять не поверила и попросила направление на рентген.
Рентген показал, что все в порядке.
Мама не верила, что может быть все хорошо, вот так, сразу. Это же особое счастье какое-то. Незаслуженное.

-Вот видите, - сказал ортопед, рассматривая рентген, - я не ошибаюсь. Кстати, помогите мне в одном деле. В приемной сидит молодая мамаша и бабушка при ней- тоже молодая. Так вот, у младенца, девочки, та же проблема. Ей нужны распорки( стремена) на несколько месяцев, а то вырастет же хромой. А мама и бабушка не соглашаются. Поговорите, с ними, а?
Мы подошли к этим двоим- обе красавицы- мама лет двадцати, бабушка- роскошная, пушистая, лет сорока. И дитя - девочка в колясочке.
- Женщины, вы в своем уме?- спросила мама их строго. - Как это вы отказываетесь надеть на ребенка стремена?
- Понимаете, неудобно... Что люди скажут? У всех младенцы как младенцы, а у нас треугольник какой-то...
- Какое вам дело до того, что люди скажут? Вы хотите, чтобы девочка хромала? Посмотрите на нее, - она показала им меня, - Она бы сейчас хромала. Как уточка перевалилась бы с ноги на ногу. Женя, покажи как бы это выглядело.
Я показала.
Они смотрели на меня ошарашенно. Потом посмотрели друг на друга. Потом на младенца. Потом опять на меня. Ортопед очень маму благодарил.
Бывают же дуры.
Девочка эта уже давно выросла и даже не знает, что моя мама сыграла важную роль в ее судьбе. Впрочем, ей могли рассказать.
***
Кстати, сегодня годовщина смерти этого деда, который намеревался меня, хромую, забрать себе. Он умер когда мне было семь лет.
Он лежал в больнице с инфарктом. Ему не разрешали вставать.
И вдруг соседка встретила его на Бессарабском рынке.
- Арон! Что ты тут делаешь? Ты же в больнице лежишь! С инфарктом! Тебе вставать даже нельзя!
-Тссс, никому не говори, -сказал дед. - Я тихонько удрал и пришел на базар купить себе сала. Умру, а сала поем.
И вправду умер. Ему было всего пятьдесят шесть. Сегодня годовщина его смерти и я зажгла свечу.