October 22nd, 2010

a doll

Картинка из журнала




Нашла в старых бумагах картинку из какого-то рекламного журнальчика. Что она рекламирует, не помню, да и не важно. Я сохранила ее, потому что она напомнила мой первый день в классе аэробики, лет тринадцать лет назад.
На второй день я заняла место у стены, чтобы никого не сбивать с ритма - пока остальные поворачивались два раза, я успевала только полтора.
Инструктором аэробики была гибкая красавица, похожая на лакированную статуэтку черного дерева.
– Леди, выпустите на волю свое истинное я. Распустите волосы, помотайте головой и расхохочитесь в лицо этому миру. А теперь пните левой ногой того, кто вас бросил – левой, еще раз левой ногой, а правой того, кто не перезвонил, не оценил, сам не понял своего счастья, правой его, правой. А теперь левой - соседа, который громко топает над головой и включает музыку, когда вы спите. А теперь начальника, который не повышает зарплату. Три раза левой ногой, и три раза правой. Еще раз. А теперь то же самое, только в ускоренном темпе - три раза левой, три раза правой.

Это был спортивный центр только для женщин, поэтому там было много религиозных. Иногда по громкоговорителю объявляли: «Леди, внимание! Через минуту в зал войдет мужчина, не волнуйтесь, это электрик, который направляется в подсобное помещение». Несмотря на предупреждение, леди начинали визжать при виде мужчины, и я тоже радостно повизгивала, за компанию.

К семи часам, к началу класса аэробики, на дорогой машине, частный шофер привозил к зданию центра огромную толстую девочку лет шестнадцати. Девочка прямиком шла в раздевалку, усаживалась на скамейку, доставала журнальчик и с увлечением погружалась в чтение. По окончании класса, когда вспотевшие и взъерошенные леди вбегали в раздевалку, она поднималась, захлопывала журнальчик и медленно плыла к выходу. Шофер открывал ей дверцу машины, она садилась и уезжала с чувством выполненного долга.

Всевидящее Око