May 23rd, 2020

a doll

(no subject)

Еще один правильный отзыв. Но о каких двух следующих книгах говорит читатель? Мне известно только об одной — она в процессе верстки. А вторая?
"Потрясающая книга,впервые попадаю на такое доступное рассуждение о современном питании, в нетерпении жду поступления в продажу ещё двух книг автора"
a doll

(no subject)

ШКАФ
Один мужчина очень ревновал свою жену. Возможно, небезосновательно. А может, и чепуха всё. Но как-то он решил положить конец терзаниям и узнать, есть ли у него для ревности основания. Он объявил, что собирается в очередную командировку, причем сообщил за неделю до назначенной даты, чтобы у подозреваемой было время подготовиться, и с любовником, если таковой имелся, заранее договориться.

И вот он сложил дорожную сумку, взял бутерброды, приготовленные супругой, чтобы перекусить по дороге в аэропорт, попрощался и отчалил. А сам выждал, пока она уйдет на работу, тихо вернулся домой и спрятался в спальне, в платяном шкафу.

Вообще поводов для ревности у него было больше чем достаточно. Жена училась в колледже, приходила поздно, уставшая, и сразу ложилась спать. А однажды он в поисках авторучки открыл ее портфельчик и обнаружил там кондомы! Растерянно моргая, она долго соображала, какие враги их подбросили. Потом, хлопнув себя по лбу, вспомнила, что в студенческой поликлинике, куда она заходила за справкой, стояла целая корзинка бесплатных образцов, и она взяла горстку, забросила их на дно сумки и забыла о них — занятий много было, сессия, и вообще — дела.

Но добил мужа совсем уж нелепый случай. Они позвали гостей, а он не успел вернуться из командировки. Ну, жене и пришлось принимать друзей без него. А когда он заявился домой ранним утром, то обнаружил в кресле крепко спящего визитера. Одетого, правда, но все равно подозрительно: может, успел, сволочь, одеться, а убежать — не получилось, вот и притворился, гад, что дрыхнет. Умный, видать, сука.
Жена объяснила, что все было в порядке, — вечер удался, гости разошлись веселые и пьяные, она проводила их до метро. А когда вернулась, то обнаружила, что один гость остался — спал, запрокинув голову, вытянув ножищи на полкомнаты и сладко похрапывая. Попытки его разбудить успехом не увенчались. Она-де трясла его, звала по имени, по фамилии — бесполезно.

Полночи она убирала со стола, ходила мимо, громко топая, мыла посуду, изо всех сил грохоча кастрюлями, заводила будильник и подносила к уху наглеца — все бесполезно. А надо сказать, что именно этот гость был статен, красив, и список у него был донжуанский еще тот. Так что сказки о сладком похрапывании сукина сына мужа не убедили.
Пока жена оправдывалась, ловелас проснулся, огляделся по сторонам, попросил на завтрак немного водки, и тут заметил мужа. По-видимому, он сообразил, в каком неловком положении оказался, со своей-то репутацией,так как сразу перешел в наступление.
— Безобразие! — вскричал он, обращаясь к хозяину. — Приходишь, понимаешь ли, к тебе в гости, а тебя дома нет!
«Может, так оно все и было, — думал муж, сидя в шкафу на заранее сложенном одеяле. — А может, и нет, и он давно у нее в любовниках. Вот сейчас и проверим».

Жена пришла домой. По звукам Отелло понял, что направилась в душ. «Ну, точно, к свиданию готовится», — горько вздохнул он.
Потом она долго возилась на кухне — по звону посуды он гадал, варит ли она вермишель или чистит картошку. Затем в щель дверцы шкафа просочился аппетитный аромат — разогревались вчерашние котлеты. У него заурчало в животе и он, тихо развернув свои бутерброды, принялся жевать их в кромешной тьме, стараясь не чавкать, почти не чувствуя вкуса.
Жена тем временем включила телевизор — она обычно ужинала, под любимые сериалы, — это было страшно скучно. Зато потом он смог прослушать вечерние новости.
Подал голос телефон, и ревнивец напрягся, даже чуть приоткрыл дверцу шкафа, чтобы не пропустить ни слова. Но по разговору понял, что звонила теща. Жена долго обсуждала с ней каких-то знакомых и уточняла рецепт необыкновенно быстрого пирога. «Наверное, испечь к его приходу хочет», — печально подумал муж, пытаясь размять затекшие ноги.

Пару часов было тихо — видно, жена читала учебники. Наконец она вошла в спальню, легла в постель, погасила верхний свет, включила ночник и продолжила чтение — он даже слышал шелест страниц. Через некоторое время она и ночник погасила. Кровать поскрипела немного, видно, супруга укладывалась поудобнее, и всё замерло.
И тогда он решил выйти из шкафа. Понял, что она никого не ждет, по крайней мере сегодня, да и в туалет очень хотел.
И вышел.
И она, поскольку не успела уснуть, от страха заорала во весь голос.
И орала все время, пока он шарил в темноте в поисках выключателя.
А потом он ее до утра отпаивал валерьянкой.
И обмахивал полотенцем.
А потом они жили себе дальше, и все у них было хорошо.
Но ждала ли она кого-то в тот день на несостоявшееся свидание или не ждала, или вообще некого было ждать — об этом он так и не узнал.
(с) Евгения Горац. Сборник "Возьму с собой"