friend_horatio (friend_horatio) wrote,
friend_horatio
friend_horatio

Categories:

Практическое занятие . Город W.

***
В распахнутую дверь ворвались запахи утреннего дождя и горных цветов. Вчера я была уверена, что в моей комнате два окна, но когда попыталась выглянуть в одно из них, то оказалось, что это очень ясное зеркало, расположенное в аккурат напротив настоящего окна. Не исключено, что я не ошибалась: то, что вчера было окном, сегодня стало зеркалом. Город и так показал мне удивительно много для первого раза и я не удивлюсь если сегодня он будет более сдержан. Все было обыкновенно, кроме того, что в ванной не оказалось привычного геля для душа, только мыло местного производства с ароматом ягод и горных трав.

В шесть часов утра я уже бежала вприпрыжку по направлению к центру города сквозь моросящий дождь, фотографируя на ходу пустынные улицы. В такую рань не было ни прохожих, ни машин. Магазины и кафе еще были закрыты, но двери в художественные галереи почему-то гостеприимно распахнуты. Однако, ни посетителей, ни служителей в галереях не было: мол, заходи, смотри, любуйся и уходи. Надо было, наверно, сбавить скорость и постараться впитать все, что предлагал спящий город: например двери ведущие неизвестно куда. Дверь есть, а дома нет. Надо было открыть ее и посмотреть что будет, но я только подивилась и побежала дальше. Стены домов над бурлящим ручьем были расписаны сложными узорами и покрыты каллиграфически выполненными надписями, - надо было остановиться, прочитать их и обдумать, но вместо этого я все сфотографировала, чтобы разобраться позднее - и в рисунках и надписях и в том, почему цветы возле некоторых домов росли в керамических ваннах. Через бурлящий ручей перейти тоже не рискнула: вместо мостика через ручей было перекинуто обычное бревно. А ведь с той стороны ручья росли незабудки, настоящие незабудки, которые я, житель мегаполиса, не видела уже много лет. Я ощущала себя школьницей, еще не усвоившей вчерашний урок, которой рано еще браться за новый материал.

Похоже, что в седьмом часу утра кафе «Хлебом единым» было единственной оживленной точкой города: здесь пахло поджаренными тостами, яичницей, кофе и свежими ягодами. Стены и здесь были увешаны фотографиями знаменитостей за чашкой кофе в этом кафе, но это больше не удивляло. Маленький, провинциальный город W. находился на пересечении объемных дорог, и многие знаменитости черпали здесь свою порцию чудес.
Среди посетителей не было ни ведьм, ни хиппи, в основном, здесь завтракали мужчины, многие из них - в рабочей форме, водители, пара приезжих и один священнослужитель. Мужчины пили кофе, беседуя друг с другом, а уходили, непременно унося кулечек с каким-нибудь кексом или булочкой. Один только немолодой, невысокий человек в берете лихорадочно строчил что-то в блокнот.
Я взяла большую чашку чаю и яблочную тартинку, села у окна, достала блокнот и тоже стала записывать все, что увидела и поняла вчера, стараясь ничего не пропустить, время от времени поглядывая в окно на мокрую улицу и невольно прислушиваясь к разговорам. Я нашла это занятие восхитительным. Со мной это происходило впервые и было похоже на кадры из старого фильма: я сидела совсем одна, в кафе маленького провинциального города, в седьмом часу утра, и никуда не спешила: ни на работу, ни на экскурсию, ни на самолет.Я могла сколько угодно смотреть в окно, думать, писать в блокнот и слушать посетителей. Две женщины за прилавком: одна высокая молодая, другая пониже и постарше, приветствовали вновь вошедших, называя их по именам: «Вам завернуть бублик с собой, как обычно?», «Как ваша малышка?», «А жена уже выздоровела? Возьмите для нее кекс с черникой» - и прочие разговоры. Со мной они не заговаривали и ни о чем не спрашивали, но пару раз многозначительно переглянулись.
Вошла хозяйка постоялого двора, видно купить что-то к завтраку для своих жильцов. На седых волосах ее блестели дождевые капли. Еще вчера я подумала, что если бы она покрасила волосы в черный цвет, то выглядела бы лет на десять моложе, а сегодня меня эта мысль рассмешила вовсе: будто вчера я собиралась покрасить плоский отпечаток кошачьей лапки на берегу, не видя целого кота. Ведьмы эти вовсе не ведьмы, это обычные люди, просто в плоскости не видно всей личности. Они взрослеют и стареют, как и все, отличает их от других то, что они учатся видеть объем и жить в нем, а в плоскости видно только как они седеют все больше и больше пока не становятся белыми как лунь. Они даже умирают и их хоронят как всех, и одна грань исчезает из плоскости. Однако годы учебы и постижения объема не проходят даром: одна из их граней видна в плоскости в виде совсем юной девушки с волосами яркого, неестественного цвета. Местные жители это явно знают, потому и двери перед ними открывают и кланяются уважительно, даже те, кто объема не видит. Цвет волос: голубой, зеленый, розовый и фиолетовый говорит о чем-то... чего мне еще не понять, но спрашивать не хотелось. Я должна увидеть и понять все сама, и если я решусь выбрать этит путь, то состарюсь как все, волосы мои побелеют, а потом... потом начнется то, что называется в плоскости второй жизнью. Но это будет еще не скоро.
Так, с этим разобрались, теперь надо подумать как обращаться с рычажком.

***
фотографии показывать? или они мешают?
Tags: txt
Subscribe

  • (no subject)

    Я понимаю, что автору важно слушать себя, доверять себе, писать так, как чувствует и никого не слушать. У Горчева в журнале было, что мол, пусть хоть…

  • Шары

    Есть люди – мало того, что объемные, их еще и слишком много – они как гигантские воздушные разноцветные и очень яркие шары. Если их согреть, они…

  • о смыслах

    Ушла из нескольких тематических фото-обществ - они побуждали меня делать фотографии, которые имели смысл и ценность только внутри данного сообщества.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments