Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

a doll

(no subject)

По вашим многочисленным просьбам обе книги "Пища мастеров" и сборники рассказов теперь продаются на GooglePlay
Удобный формат для всех девайсов. Еще раз спасибо тем, кто рекомендовал этот на редкость дружелюбный -- и для авторов и для читателей, сайт.


       
И на Kobo--
А на Амазоне только  обе книги "Пищи мастеров" .
Скоро напищу еще. 
a doll

(no subject)

Предположим, человек не в состоянии отказаться от булок и сладостей, несмотря на рекомендации врача. Из-за этого же он не может нормализовать вес. Он постоянно ищет в Сети и тематических журналах информацию о своей проблеме и заходит на форумы, где публикуют рецепты для похудения. Эксперты по лечению пищевой зависимости утверждают, что многие статьи по этой теме специально направлены на то, чтобы отвлечь этого бедного человека от факта зависимости от пищевых субстанций (сахар, жир, белая мука и другие). Мне сложно в это поверить. Дальше
суп

(no subject)

Как не набрать лишний вес во время карантина

Люди жалуются, что в карантине больше едят, да и не только едят, а и фотографируют блюда и выкладывают фото в сеть чаще обычного, чем провоцируют переедание у других. И попутно высказывают опасения, что по завершении карантина не влезут в любимые джинсы.
К сожалению, в карантине, без прогулок, встреч с друзьями, походов в театр и музей, еда -- становится лавным впечатлением дня.
Одни сбросят "карантинные килограммы" без труда, это произойдет само по себе, как только жизнь войдет в привычную колею. А другие -- увы -- останутся при этом весе -- избавиться от новых лишних килограммов им будет непросто. Это зависит от особенностей вашего метаболизма и пищевой обстановки. Дальше
a doll

(no subject)

Если бы меня посадили в карантин, я бы:
- перечитала все отложенные статьи
- открыла канал на ютубе
- записала аудио своих книг
- дописала роман-сказку
- написала, наконец, книгу про еду, которой нет на рынке, единственную в своем роде.
А вы? А вы?
a doll

(no subject)

Отзыв на мою книгу от врача-невролога.
"Вот какие мысли вызвала у меня новая книга Евгении «Человек поедающий». Небрежность в мелочах часто рушит всю систему питания. Евгения напоминает: сладости окружают нас везде. Как правило, это дрянные сладости – вафли с трансжирами, шоколад на машинном масле и прогорклые орехи в сахарно-солевой глазури. День Рождения у коллеги – все едят торт. После Нового Года все домучивают сладкий подарок, который не осилил ребенок. Самым ходовым презентом врачу являются конфеты «Коркунов», которые по вкусу напоминают пластилин (впрочем, и по составу не сильно от него отличаются). Небрежность нужно лечить внимательностью. Не нужно на ходу глотать все это сладкое дерьмо, чтобы никого не обидеть. Не нужно есть конфеты, если вы не хотите конфет. Мы живем в двадцать первом веке, пора уже перестать вплетать в человеческие отношения сахар и транс-изомеры жирных кислот. Себя нужно уважать. Ежедневно складывать в себя дрянную еду – это не «да ладно, все так делают». Это путь к проблемам со здоровьем в недалеком будущем. 🍎Иногда достаточно не тащить пищевой мусор домой. Ибо если уж вы донесли его до дома – вы его съедите. Моим уязвимым местом является верхний ящик стола на работе. Читая блог «Еда человека», я придумала поступать так: все шоколадки и конфеты, которые мне дарят, я сразу раздаю, а в столе держу очищенные семечки, орехи или фрукты. И бутылку воды. Работа с пациентами, оказывается, очень иссушает во всех смыслах".
Спасибо, доктор Марьсергеевна! Какое счастье -- когда тебя слышат!
суп

(no subject)

Канадский врач-нарколог Вера Тарман много лет работала в клинике, лечила наркоманов и алкоголиков. А сама все эти годы боролась с лишним весом. Она ограничивала себя в еде, потом срывалась и не могла перестать есть. Однажды она пришла в больницу и попросила ее принять: "Закройте меня в палате. Спасите меня от еды. Если вы меня не примете, я буду жрать всю ночь”. Дальше
a doll

(no subject)

ЖЖ напомнил ряд событий 10-летней давности.
Мне на ногу вылился горячий чай. Я приложила к ноге пакет со льдом. И так уснула. В результате я простудилась -- кашляла и у меня болели уши. В голове был туман, в душе -- серая муть. Я принимала лекарства от кашля и всю неделю сидела на диване с ноутбуком. Тогда-то я и придумала Хеллхоул -- место между мирами, куда попадают ненужные люди, звери, вышедшие из употребления приборы и снятые с производства продукты. Лекарство от кашля было, видно, непростым. Когда я выздоровела, то какое-то время поглядывала на бутылочку с микстурой --- там еще оставалось -- и подумывала, не отхлебнуть ли немножко. Но кашель-то прошел. Я решила, что это опасная стезя и выбросила бутылочку. А сейчас жалею.
a doll

(no subject)

Читатели много раз говорили, что хотели бы поселиться в Демонете, мире из романа "Пища мастеров". Во второй книге воздействие Демонета на реал усиливается. И уже есть этому прямое свидетельство. В Демонете специалист высокого класса не имеет права оказывать услуги клиенту, если тот ему не симпатичен или с ним почему-то не хочется работать. В реале же -- умение прятать собственные чувства считается признаком профессионализма.
Я иногда иду в магазин в обеденный перерыв, то коллеги меня просят купить колбаски. Я говорю: "Извините, я не могу. Рука не поднимается".
Так вот, сеть американских аптек Walgreen уже ввела чисто демонетское правило. Фармацевт не должен изготавливать лекарство если он лично против его использования -- по моральным или другим причинам. И это только начало.
Кто примет правила игры -- тот перейдет на следующий уровень. В книге подсказка -- как это сделать и с чего начать.


Киндл формат можно читать на любом девайсе. Киндл апп - скачивается бесплатно и очень быстро. 

суп

(no subject)

Она называет фамилии трех хирургов, специалистов в бариатрической хирургии, и просит совета, к кому из них лечь на операцию. У одного доктора русская фамилия, у другого -- румынская, третий -- итальянского происхождения. Я ищу в сети информацию -- биографию, отзывы пациентов. У троих -- многолетний опыт работы и прекрасные отзывы. Все -- достойные представители своей профессии. Ко всем -- очередь на несколько месяцев.
-- У румына доброе лицо, тебе не кажется? -- спрашивает она.
-- Пожалуй. Но это всего лишь одна фотография.
-- А у русского сильные жилистые руки и твердый взгляд. Он кажется мужественным и решительным.
-- Да, согласна.
-- У итальянца маленький подбородок, наверно, он слабохарактерный...
-- Вряд ли слабохарактерный человек пойдет в хирурги.
-- Он сказал: “Я гарантирую, что после операции вы похудеете на пятьдесят кило. А дальше -- зависит от вас”. А что мне пятьдесят кило? Мне надо сбросить все сто.
-- Но надо же с чего-то начинать. Минус пятьдесят -- лучше чем ничего.
-- Знаешь что? Распечатай мне их фотографии, я понесу гадалке. Она точно скажет, к кому из них идти на операцию.
Я молча распечатываю фотографии, она прячет их в сумку. Я с ней не спорю. Я знаю, что она не может ничего изменить. Точка невозвращения была пройдена много лет назад. Моя помощь заключается в том, что я растолковываю ей вид операции -- ушивание желудка в трубочку, бандажирование или удаление его части, и режим питания после процедуры. Если она на нее решится, конечно.
И так уже несколько лет. Она звонит и просит о встрече, чтобы обсудить детали предстоящей операции. И я не могу ей отказать, хоть подозреваю, что она никогда не нее не решится.
Она смотрит на часы.
-- Скорее, мне надо успеть в кафе до закрытия -- я там обычно покупаю еду на три дня. После восьми вечера -- скидка 75%.
Я иду за ней, немного стыдясь своего любопытства. Мне интересно, какую еду на три дня купит человек, который весит сто шестьдесят пять килограммов и собирается на операцию по урезанию желудка, потому что для нее -- это единственный реальный способ сбросить вес. А без этого -- жизнь ее невероятно тяжела.
Это кафе самообслуживания: посетители накладывают еду в контейнеры и несут к кассе. Обычно там большой выбор горячих блюд, салатов и выпечки. Но после восьми вечера на прилавке -- только жалкие остатки салатов, несколько разваленных кусков рыбы и десяток обветренных пирожков.
-- Тут уже нечего брать, -- говорю я ей.
Она хитро подмигивает и направляется к прилавкам с консервами. Оказывается она уже была здесь раньше, наполнила контейнеры мясом, салатами и выпечкой и спрятала на полке среди консервов. После восьми вернулась, достала контейнеры и заплатила всего четверть цены -- она человек небогатый.
Оказывается она делает так каждую неделю.
Я не верю, что она решится на операцию.
суп

(no subject)

Про сахар, продолжение -

Я предложила Д. Д. поговорить с терапевтом и психиатром. Возможно они найдут ей специалиста по зависимости или подберут лекарство, которое уменьшит желание сладкого. Она пожала плечами: “Таких специалистов не существует. Есть наркологи. Есть медики, которые занимаются алкоголиками и наркоманами. А такие как я — никого не интересуют. И знаете почему? Мы никому не мешаем. Алкоголики и наркоманы могут быть опасны — как для своих близких, так и для общества. А мы… Как сладостей наедимся, так ходим себе спокойно, улыбаемся. Мы всех устраиваем. Инсулина для нас выпустят сколько надо. И еще — над нами подшучивать хорошо. Нас даже любят. Рядом с нами многие чувствуют себя лучше, кажутся себе успешнее, сильнее… Дальше