Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

a doll

(no subject)

По вашим многочисленным просьбам обе книги "Пища мастеров" и сборники рассказов теперь продаются на GooglePlay
Удобный формат для всех девайсов. Еще раз спасибо тем, кто рекомендовал этот на редкость дружелюбный -- и для авторов и для читателей, сайт.


И на Kobo--
А на Амазоне только  обе книги "Пищи мастеров" .

a doll

(no subject)

В конце девяностых я училась в американском колледже. Мы, русскоязычные студенты, были очень дружны – поддерживали друг друга и помогали, чем могли. Моей однокурснице Лизе было двадцать три года, она жила с родителями – отец ее после аварии получал пособие по инвалидности, а мать подрабатывала шитьем.
Несколько лет Лиза встречалась с парнем – его звали Денис, он тоже был из семьи эмигрантов. Они проводили вместе выходные, ходили в гости и в кино. А для секса снимали номер в мотеле.
Лиза очень любила Дениса и мечтала выйти за за него замуж, в чем не раз ему признавалась. Но он обычно либо отшучивался, либо уходил от ответа. Из-за этого они постоянно ссорились -- Лиза хлопала дверями и говорила: «Прощай навсегда!» Проплакав несколько дней, она успокаивалась. Но тут он начинал звонить и дышать в трубку. Вечерами стоял у ее дома и глядел на окна ее квартиры. И, наконец, подкарауливал ее у колледжа, и, как говорится, «их взгляды встречались, они бросались друг другу в объятия, страсть вспыхивала с новой силой» – и они со всех ног бежали в мотель.
Опять совместные поездки, вечеринки и прочее. Но жениться – нет и все. И опять из-за этого ссора, прощанье навсегда, а спустя несколько дней -- ночные звонки и молчание в трубке, встреча на улице, страстные объятия, мотель... Эдакий прочно замкнутый круг.
Мы, подружки, конечно, возмущались таким положением дел. Лиза -- красивая, стройная, пышноволосая, без пяти минут магистр наук. А Денис – самый заурядный молодой человек, менеджер в магазине. «И как он не понимает своего счастья? – недоумевали мы. -- Чего ему еще надо?»
Но вот тетя Лизы как-то оказалась на торжестве, где Денис с родителями был в числе приглашенных – она узнала его по фотографиям – видела их в Лизиной комнате. Улучив момент, тетя приблизилась к его матери, завела непринужденную беседу, и, как бы невзначай спросила, указывая на Дениса: «Это ваш сын? У него есть девушка? А то я могла бы его познакомить...» Мать Дениса ответила, что да, неплохо бы... но при условии, что девушка будет богата. Их семья-де владеет сетью магазинов и им не помешал бы «приток нового капитала» в виде приданого. «К сожалению, -- призналась мать, -- сейчас он встречается с такой нищенкой, что дальше некуда – подумать только – дочь портнихи».
Мы, прибывшие из страны равенства и братства, были страшно удивлены. Бесприданницы, неравные браки, богатые невесты... казалось, это возможно только в романах. Вот оно что! «Лиза, да он не стоит твоего мизинца!» -- восклицали мы. И Лиза согласилась, что круг должен быть, наконец, разорван навсегда!
«Я не верю, что он ищет богатую, -- сказала она через какое-то время. – Он признался, что просто не создан для семьи. Но что поделать -- мы любим друг друга». И опять помчалась по кругу.
В то утро, когда она шла на аборт, сказав родителям, что ей нужно заехать в колледж, ее мама вдруг сказала: «Лиза, не ходи сегодня никуда. Что-то у меня тревожно на душе». А папа сообщил, что ему снился страшный сон. Но Лиза, конечно, пошла.
Через некоторое время он опять дышал в трубку, караулил ее возле дома и все опять кончилось мотелем.
Но как-то одна из студенток зарегистрировалась на сайте знакомств – именно для тех, кто хочет создать семью. И что вы думаете – она увидела там профиль Дениса – он искал знакомства с серьезными намерениями!
Это оказалось последней каплей.
-- Ах, так! – кричала Лиза. – Значит, ты все-таки не против женитьбы! Но не на мне! Теперь прощай – уже точно навсегда!
Мы были рады ее решению, но высказали предположение, что через пару недель все опять кончится мотелем.
Но Лиза настаивала, что на этот раз между ними все кончено. И в подтверждение того, что решение ее окончательно, сама зарегистрировалась на сайте знакомств для «тех, кто настроен серьезно». -- Я выйду замуж, -- заявила она. -- И забуду о нем навсегда.
На сайте было около двадцати тысяч «серьезных» мужчин. Лиза поставила фильтры, чтобы исключить тех, кто не подходил ей по возрасту, месту жительства, религии, образованию, взглядам на жизнь, убеждениям, вкусам и предпочтениям, и, наконец, по внешности.
-- Из всех мужчин, -- рассказывала она после, -- подумайте только, девочки, из двадцати тысяч профилей я выбрала одного, самого симпатичного, подходящего мне по всем параметрам ! И написала ему! И что вы думаете? Это опять оказался он!
-- Погоди, а имя?
-- Участники пользовались никами. Имя можно было узнать только при взаимном согласии на контакт.
-- А фотография?
-- На этот раз Денис из осторожности поставил чужую.
-- И что же он тебе ответил?
-- Он написал: «Привет! Пошли в мотель».
***
Вот этот момент на сайте знакомств я считаю настройками матрицы.
Но в реальности круг все же был разорван, по крайней мере, официально. Лиза уже двадцать лет замужем за другим человеком, у нее двое детей, она отличный специалист и все так же хороша собой. Недавно мы с ней виделись на встрече выпускников. Я спросила ее, знает ли она что-нибудь о Денисе. Лиза ответила, что он женился, действительно на богатой, и унаследовал от родителей сеть магазинов. Иногда они видятся на торжествах у общих знакомых. И всякий раз Денис говорит ей: «Пошли в мотель», но Лиза, конечно, оставляет его слова без внимания.
И тут я уж не знаю – верить или нет. Восстать против матрицы -- не каждому под силу.
a doll

Волшебница 6

Предыдущие части

Виктор извинился, неохотно попрощался, галантно поцеловал мне руку, от чего прыснули прогуливающие школу старшеклассницы за соседним столиком. Одна даже перестала ковырять тортик, сначала уставилась на меня, потом проводила взглядом Виктора. Обе издали восторженный возглас, увидев дорогую марку его машины и отворяющего дверцу водителя. Потом опять посмотрели на меня и стали шептаться. Похоже, малышки не зря сегодня прогуляли школу – получили новые впечатления. Oдна из них решит, что это в это кафе часто захаживают состоятельные люди и зачастит сюда в надежде с кем-нибудь из них познакомиться.
Допивая остывший кофе, я раздумывала - уйти или посидеть еще немного... Если останусь, то может разыграться забавная сценка. Не успела я подумать интересно ли мне это, как появился заместитель – он вернулся быстрее, чем я предполагала. Вошел в кафе оглядываясь, будто колебался, потом решительно подошел ко мне.
Collapse )
a doll

Вопрос про свободу выбора

Нам всем приходится слушаться начальников, и идти на поводу у членов семьи или друзей.
А есть ли какие-то конкретные вещи, которые вы абсолютно не переносите, когда вам указывают, что делать и как? И как вы находите обходные пути?
a doll

Волшебница

Первая история волшебницы,

Следующие  части 2 3 4 5 6

Эпизод из жизни волшебницы (про любовь)

Н-да, я предполагала, что земная суета меня крайне утомит, а бытие мое, вместо того, чтобы нестись и порхать пушинкой на ветру, поползет медленно и грузно, как танк по пустыне. Да и Агнешка прекрасно осознавала, что поручать мне часть свадебных хлопот - все равно, что летать на соседнюю улицу за пивом на ракете, но я не могу ее винить - ей хотелось быть нормальной, обычной невестой, а я оказалась единственной родственницей имеющей возможность посетить ее временной срез. Разумеется, я приняла приглашение, чтобы ей не было так одиноко среди многочисленной родни ее избранника.

Collapse )
a doll

(no subject)

Сегодня годовщина свадьбы моих родителей. Маме было 19, а папе 23. Папа только вернулся с армии и пошел в ученики к токарю. Мама работала на кондитерской фабрике. Мама с родителями и сестрой жила в одной комнате в коммуналке. И папа с родителями и братом жил в таких же условиях.
Дедушка, мамин отец, был против этого брака. За несколько дней до свадьбы он просил маму отменить свадьбу, несмотря на закупленные продукты и приглашенных гостей.
Получается, дедушка стоял на пути моего рождения.

Всевидящее Око
a doll

Опять история

Без морали. Просто так.
До войны еще было.
Одна девушка училась в институте и ходила в танцевальный кружок. Звали ее Рива по отчеству Соломоновна, по фамилии Беренштейн. И была она маленькой, худенькой, невзрачной, но зато комсомолкой и отличницей.
И вдобавок, она лучше всех танцевала. Ее все знали, и говорили о ней: "А, эта Ривочка, которая лучше всех танцует".
И было у нее много поклонников, в том числе, и еврейских мальчиков из хороших семей. Так много, что она даже выбрать не могла за кого идти замуж.
И вот однажды она упала и повредила ногу.
Мальчики наперебой бегали в больницу, проведывали ее, приносили компоты из персиков и другие лакомства.
А нога не проходит и не проходит. И даже как-то сохнуть начала. И диагноз нехороший, и прогнозы неутешительные.
Все говорили: "Вот бедная девочка, а так хорошо танцевала!"
Сказали - не пройдет нога, и быть Ривочке на костылях всю жизнь.
И тут, по ее словам, поклонников как ветром сдуло.
Кроме одного.
А звали его Степан Иванович Мартыненко.
Collapse )
a doll

Звонки

Статья занятная попалась о том, что телефонные звонки уходят в прошлое.

В пору моего детства, когда мы жили в центре города, к нам довольно часто заходили знакомые -
"Мы тут мимо проходили и решили заглянуть".
Это было нормально. Мы всегда были готовы к приему гостей - в квартире поддерживался порядок и к чаю всегда что-нибудь находилось. Утро выходного дня начиналалось с уборки - а вдруг кто-нибудь придет.
На торжественные события было неприлично приглашать по телефону. У нас был телефон, но родственники лично приносили приглашения на свадьбу. Пришли, принесли, чаю попили.
Затем звонок в дверь без предварительного звонка по телефону стал редкостью. И даже мог напугать - мы никого не ждем, наши все дома.
Сейчас звонят друг другу только члены семьи. Звонки от остальных вызвывают удивление и беспокойство. Когда в мой выходной мне звонит коллега, я всегда пугаюсь - то ли проверка, то ли наш центр сгорел, то ли нас всех уже уволили.

Раньше просто заходили.
Потом стали звонить и спрашивать можно ли зайти.
Теперь пишут е-мэйл и спрашивают удобно ли позвонить.
Что дальше?

Всевидящее Око
a doll

Еще последствия трудного детства

Я никому не пишу поздравительных открыток и получать их тоже не желаю. И обычно быстро проматываю посты, где френды предлагают это сделать для всех желающих.
И еще у меня нет ничего хрустального. А если мне дарят хрусталь, то я радуюсь, когда он бьется.

Бабушка заставляла меня в детстве подписывать открытки малознакомым людям. Отловить моих родителей и заставить их сделать подобное было гораздо сложнее, чем завлечь маленькую девочку на какое-нибудь печенье с газировкой и подсунуть ей как бы между прочим, гору открыток, марок и блокнот с адресами. Она делала это из лучших побуждений - для поддержания связи с иногородними родственниками и знакомыми. И я, изнывая от скуки, писала под ее диктовку один и тот же текст, вроде бы от имени нашей семьи, типа поздравляю, желаю счастья и успехов во всем, целуем, обнимаем. Иногда я для развлечения переставляла эти фразы местами - смысл не менялся.
Через некоторое время мы получали ворох таких же открыток с такими же бесполезными пожеланиями и я недоумевала почему каждый не может сам себе написать открытку, если ему это зачем-то нужно.
А хрусталь меня заставляли мыть и вытирать пыль с того места, где он стоял. Это было не менее скучное и бесполезное занятие, чем подписывание открыток. В итоге, я все равно потеряла связь с далекими родственниками, а покупаю исключительно керамику.

Всевидящее Око